Главная

Организационная структура

Контакты: Центральная библиотека

Контакты: Библиотеки академической сети

Ученый совет: Хроника

Читальные залы Центральной библиотеки

Фонды

Услуги

Правила записи

Мероприятия

Как добраться

Хроника событий

   

Версия для печати

История Библиотеки Российской академии наук



Библиотека Академии наук в XVIII в.

Библиотека Академии наук была основана в 1714 г. царем Петррм I. До нас не дошло никакого правительственного акта об учреждении библиотеки. Однако, об этом сохранилось свидетельство в книге первого русского историка Петербурга, хранителя русского книжного фонда Библиотеки Андрея Ивановича Богданова (1696–1766). Описывая первые библиотеки Санкт-Петербурга, он назвал Библиотеку Императорской Академии наук одной из самых ранних и главных, которая, – писал он, – «…начала собиратися по всевысочайшему указу государя императора Петра Великого с 1714 года, а в императорскую Академию наук соединена 1724 года».

При организации подобного учреждения ставилась цель обеспечить доступ к книгам всем грамотным людям государства, стремящимся к европейской образованности. Фонды библиотеки были многоязычными и универсальными.

В Летний дворец были привезены три собрания – книги Аптекарского приказа из Москвы, Готторпская библиотека и, так называемая, библиотека Курляндских герцогов. Фонд насчитывал около 2 000 книг на русском и многих европейских языках.

В 1718 г. Библиотека была размещена в «Кикиных палатах», в каменном доме казненного деятеля петровского времени А.В. Кикина. С этого времени Библиотека стала принимать посетителей.

Когда официально библиотека получила название «академической», установить достаточно трудно. Это название было обиходным для профессоров уже в 1728 г., когда библиотека из Кикиных палат была переведена на Васильевский остров. В 40-х гг. XVIII в. Библиотека именовалась «Императорская Санкт-Петербургская библиотека» или просто «Библиотека». Но в 1776 г. академический библиотекарь И.Г. Бакмейстер в своей книге «Опыт о Библиотеке и Кунсткамере Санкт-Петербургской Академии наук» свидетельствовал о новом ее официальном названии «академическая библиотека».

Первым директором Библиотеки был лейб-медик Петра Первого Роберт Карлович Арескин, который назначил советника Медицинской канцелярии Иоганна Даниеля Шумахера библиотекарем, с тем, чтобы тот систематически занимался пополнением фондов библиотеки его величества в Летнем дворце. 

В 1728 г. Библиотека была открыта для посетителей в новом здании на Васильевском острове. В этом здании Академия наук помещалась до 1787 г., Библиотека – до 1924 г., а Кунсткамера находится и поныне. Приоритетное право пользоваться Библиотекой после 1728 г. было закреплено за академиками, но ее могли посещать также и другие образованные люди. Причем, такой режим доступа в Библиотеку сохранялся до 70-х гг. XVIII в.

Среди первых читателей Библиотеки были сподвижники Петра I – Феофан Прокопович, Я.В. Брюс, архимандрит Афанасий Кондоиди, вице-канцлер А.И. Остерман, цесаревна Анна Петровна, лейб-медик царя Л.Л. Блюментрост; сотрудники создаваемой Академии наук – И.И. Коль, И.В. Паузе, Ф.Г. Гмелин, В.И. Татищев, Х.В. Гросс, Ж.Н. Делиль, Г.Ф. Миллер; с июля 1728 г. – Л. Эйлер, бывший тогда адъюнктом Академии и др.

Первоначальный фонд Библиотеки, учтенный и неучтенный в первом печатном каталоге «Bibliothecae imp. Petropolitanae, p. 1–(4). St.Pbg., [1741–1744], насчитывал около 16 тысяч книг на русском и всех европейских языках. В каталоге не были учтены книги на греческом языке, славянских языках и издания самой Академии наук, которые хранились не в библиотеке, а в специальном помещении. Только в 1746 г. после доклада И.К. Тауберта последовал указ императрицы Елизаветы Петровны о бесплатной передаче академических изданий в фонд Библиотеки.

5 декабря 1747 г., когда Библиотека находилась в здании Кунсткамеры, случился первый пожар. Причиной явились неисправные дымоходы. Во время пожара сгорели Готторпский глобус и башня здания, а вещи, хранящиеся в Кунсткамере, и книги из библиотеки пострадали больше от воды и небрежного перемещения, чем от огня. В русской части Камерного каталога библиотекарь А.И. Богданов в своем рабочем экземпляре указал, какие именно книги сгорели. Их общее количество – 44 названия (33 печатные и 11 рукописных книг) из учтенных в каталоге русских книг и более 200 иностранных изданий.

Распоряжением президента Академии наук К.Г. Разумовского от 13 февраля 1757 г. во главе Канцелярии Академии были поставлены три советника с равными правами: И.Д. Шумахер, И.К. Тауберт и М.В. Ломоносов, которым стала подчиняться Библиотека.

В XVIII в. руководство Библиотекой осуществляли:

с 1714 по 1718 г. – Р.К. Арескин, доктор медицины и философии;
с 1718 по 1724 г. – Л.Л. Блюментрост, лейб-медик, ставший в 1725 г. первым президентом Императорской Академии наук;
с 1724 по 1761 г. – И.Д. Шумахер, магистр философии и советник академической Канцелярии;
с 1761 по 1771 г. – И.К. Тауберт, адъюнкт Петербургской Академии наук;
с 1771 по 1797 г. – С.К. Котельников почетный член Петербургской Академии наук;
с 1797 по 1799 г. – И.Г. Буссе, почетный член Петербургской Академии наук.

Весть о новой библиотеке в Петербурге распространилась далеко за пределами России. Известный французский просветитель Дени Дидро, автор около 400 статей в знаменитой «Энциклопедии», в 1751 г. поместил во втором томе обзорную статью о библиотеках Европы. В ней встречается первое упоминание о Библиотеке академии наук и роли Петра Первого в ее создании. «Этот великий монарх собрал весьма значительные фонды для библиотеки своей Петербургской Академии, которая в большом числе обеспечена книгами по всем областям науки».

Статус Библиотеки Академии наук определялся уставами Академии. В проекте, составленном при участии Петра I «Положение об учреждении Академии наук и художеств» 1724 г. в § 8 была прописана принадлежность «библиотеки и натуральных вещей каморы» (кунсткамеры) к Академии, а главная задача была определена как «доставление «книг и инструментов, которые Академии надобны». В следующем Уставе «Регламент Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге», подписанном Елизаветой Петровной в 1747 г. есть отдельный параграф (51) «Библиотека и Кунсткамера». В нем библиотекарь [директор] был назван «главным командиром библиотеки под президентом ее императорского величества». Главной задачей библиотекаря и унтер библиотекаря должно было быть содержание библиотеки в чистоте, забота о приумножении книжных фондов и поддержания в них порядка.

Фонд Библиотеки в XVIII в.

В XVIII в. выделялись существенные средства на приобретение литературы для пополнения книжных фондов и на библиотечные работы. Наряду с текущими поступлениями пополнение фондов академической библиотеки осуществлялось за счет даров и покупки отдельных книжных собраний и книг. Пополнению фондов Библиотеки содействовали многие выдающиеся российские ученые и государственные деятели: М.В. Ломоносов, Г.Ф. Миллер, В.Н. Татищев, С.К. Котельников.

Фонды Библиотеки во время переезда в Кикины палаты насчитывали примерно 6 000 томов. С 1716 по 1719 г. в Библиотеку поступили частные собрания А. Питкарна, А. Виниуса, Г. Пальмстрика, Р. Арескина. К концу 1719 г. фонды насчитывали около 10 000 томов, а к концу 1747 г. – примерно 22 300 книг.

С 1725 по 1728 г. в Библиотеку по реестрам были переданы книги из личного собрания Петра Первого и книги кремлевской царской библиотеки. В числе поступлений XVIII в.: книги, приобретенные за границей И.Д. Шумахером, Несвижская библиотека польских магнатов Радзивиллов, книги шведского короля Густава III, библиотека и кабинет редкостей сподвижника Петра генерал-фельмаршала Я.В. Брюса, книги царевича Алексея Петровича – сына Петра I; поступали и более мелкие собрания, как, например, рукописи, присланные в Библиотеку В.Н. Татищевым; книги А.В. Макарова, П.П. Шафирова, Г. Поликолы, А.Б. Крамера, И.В. Паузе, Г.Ф. Юнкера, Г.З. Байера, Д.Г. Мессершмидта, библиотеки Г. Пашке, А.Ф. Хрущева, К. Менгдена, М.Г. Головкина, Б.Х. Миниха, И. Аммана, И.А. Корфа, Р. Санчеса (Саншеса), Ж.Н. Делиля, Х.Н. Винсгейма, И.Ф. Шрейбера и др.

В 40-х гг. XVIII в. был издан печатный каталог Библиотеки, в 70-е гг. XVIII в. составлен 30-томный рукописный каталог иностранных фондов. К концу века был составлен многотомный систематический каталог русских и иностранных книг Библиотеки Академии наук.

С 1747 г. Библиотека стала получать обязательный всех академических изданий; с 1783 г. – обязательный экземпляр всех выходящих в России изданий.

К середине XVIII в. Петербургская академия наук создала прочные книгообменные связи с Французской академией наук, Ученым обществом в Копенгагене, Космографическом обществе в Нюрнберге, Берлинской Академией наук, другими европейскими академиями и научными обществами.

Первая книга по истории Библиотеки была написана ее сотрудником с 32-летним стажем, адъюнктом Императорской Академии наук (1766), членом Имп. Вольного экономического общества, унтер-библиотекарем Иоганном Конрадом (Иван Григорьевич) Бакмейстером. «Опыт о Библиотеке и Кабинете редкостей и истории натуральной Санктпетербургской императорской Академии наук, изданной на французском языке Иоганом Бакмейстером, подбиблиотекарем Академии наук, а на российской язык переведенной Васильем Костыговым. [СПб.], Тип. Морского шляхетского корпуса, 1779». В ней было представлено полное и подробное описание книжного фонда Библиотеки Академии наук в конце XVIII в.

Библиотека Академии наук в XIX в.

XIX в. – период дальнейшего развития и расцвета Библиотеки. Первоочередной ее задачей стало обслуживание науки. Положение Библиотеки в составе Академии наук продолжало определяться уставами Академии. Устав 1803 г. – «Регламент Академии наук» – в главе X «О ученых принадлежностях Академии» определил Библиотеку как самостоятельное учреждение, отделил ее от Кунсткамеры, выделив для их управления двух академиков. Территориально они обе находились вместе до 1924 г.

По Уставу 1803 г. Академия наук была освобождена от учебных и просветительских функций и становилась чисто научным и исследовательским учреждением. В Уставе был оговорен также штат Библиотеки, порядок управления ею  и пути комплектования ее фондов – «Все типографии в империи обязаны присылать каждой изданной в оных книги по одному экземпляру в библиотеку Академии наук» За невыполнение «сего приказания» назначался штраф – десятикратная цена экземпляра не присланной книги.

В 1818 г. президент Академии наук С.С. Уваров принял меры к пополнению фондов и упорядочению их использования. Библиотека была разделена на две части – из книг «на славянском и российском языках» и «из книг на всех прочих языках». Более столетия главная Библиотека Академии наук состояла из двух самостоятельных подразделений – I (Русское) отделение и II (Иностранное) отделение.

Руководители Библиотеки, и в первую очередь академик К.М. Бэр и академики Я.И. Бередников, М.А. Коркунов и А.А. Куник, приложили много труда, чтобы раскрыть фонды для читателей. В обоих отделениях создавались алфавитные и систематические каталоги. В 1836 г. были введены, разработанные академиком Бэром, правила пользования библиотекой, в которых было признано, что «научное исследование книг должно ограничиваться лишь в самой минимальной степени» и что Библиотека сможет выполнить свои задачи тем лучше, чем дольше и чаще будет открыт доступ в нее.

В XIX в. структура Библиотеки усложнилась, что потребовало увеличение штата. В 1883 г. в I (Русском) отделении в качестве самостоятельного подразделения был выделен Славянский отдел; в 1893 г. – Журнальный отдел; в 1901 г. – Рукописный отдел и Русский книжный отдел. Была введена новая форматная расстановка фондов, разрабатывались и внедрялись системы библиотечной классификации академиков К.М. Бэра, А.А. Куника и др. В 1893 г. штат Библиотеки был увеличен до 10 человек; на покупку книг было назначено 9,5 млн. руб.

В XIX в. руководство Библиотекой осуществляли: 

До разделения Библиотеки: 

с 1800 по 1818 г. – Ф.И. Шуберт, математик и астроном, ординарный академик. 

После разделения Библиотеки на два отделения 

I (Русское) отделение возглавляли:

с 1819 по 1835 г. – П.И. Соколов, лауреат Демидовской премии по филологии, член Петербургской АН;
с 1835 по 1855 г. – Я.И. Бередников, историк и археограф, ординарный академик;
с 1855 по 1858 г. – М.А. Коркунов, археолог, историк,ординарный академик;
с 1858 по 1899 г. – А.А. Куник, филолог, историк, экстраординарный академик;
с 1900 по 1920 г. – А.А. Шахматов, филолог, историк, ординарный академик. 

II (Иностранное) отделение возглавляли: 
 
с 1819 по 1828 г. – Х.Д. Френ, востоковед, ординарный академик;
с 1828 по 1833 г. – В.А. Эртель, библиотекарь не из академиков;
с 1833 по 1835 г. – А.М. Шёгрен, филолог, этнограф, ординарный академик;
с 1835 по 1862 г. – К.М. Бэр, зоолог, географ, ординарный академик;
с 1862 по 1870 г. – А.А. Шифнер, филолог, тибетолог, экстраординарный академик;
с 1879 по 1891 г. – А.А. Штраух, зоолог, ординарный академик;
с 1891 по 1916 г. – К.Г. Залеман, востоковед, ординарный академик.

Небольшой штат Библиотеки выполнял работу большого научного значения по уточнению описаний книг и разработке схем классификации, по изучению и раскрытию фондов, составлению библиографических указателей. Среди рядовых библиотечных сотрудников были крупные русские ученые, библиографы и библиотековеды – Э.А. Вольтер, Ламбины: Б.Н. Ламбин, П.П. Ламбин, Б.П. Ламбин, В.П. Ламбин, А.Б. Ламбина, Ф.Е. Лёве, И.А. Наук, Н.Я. Озерецковский, Ф.И. Покровский, В.М. Севергин, В.И. Срезневский, П.А. Сырку, Ф.Л. Шардиус. Библиотека была доступна читателям разных категорий. Фонды широко использовались через индивидуальный абонемент и читальные залы. Книги отправлялись ученым в другие города и за границу, экспонировались на всероссийских и зарубежных выставках.

В первой половине XIX в. из библиотек при научных учреждениях Академии начала создаваться сеть специальных академических библиотек. Первыми в нее вошли библиотеки Архива (1800 г.), Обсерватории (1804 г.), Нумизматического кабинета (1804–1806 гг.), Ботанического сада (1809 г.); библиотеки при академических музеях: Азиатском, Ботаническом, Зоологическом; обществах: Минералогическом, Географическом; при лабораториях: Химической (1881 г.), Физиологической (1889 г.), Анатомии и физиологии растений (1890 г.), Особой зоологической (1894 г.), при Главной физической обсерватории и др. Центральная и научные библиотеки исследовательских учреждений расширяли международные связи и укрепляли авторитет академической библиотеки. К концу XIX в. насчитывалось 15 специальных академических библиотек.

Среди организаторов и руководителей библиотек академических учреждений имена известных ученых: К.Б.А. Триниус – библиотека Ботанического музея, Л.Л. Флери, Э.К. Берг, Г.А. Надсон – библиотека Ботанического сада, И.Ф. Брандт – библиотека Зоологического музея, Ф.Г.В. Струве – библиотека Пулковской обсерватории, И.А.Б. Дорн – библиотека Азиатского музея, Ф.В. Овсянников – библиотека Физиологической обсерватории.

Во второй половине XIX в. Библиотека испытывала большой недостаток площадей для размещения книжных фондов. Начиная с 1870-х гг., хлопоты о расширении помещений – лейтмотив многих выступлений руководителей библиотечных подразделений: академика А.А. Куника (Русское отделение), академика К.Г. Залемана (Иностранное отделение) и магистра Э.А. Вольтера, (Славянское отделение). В конце 1880-х гг. Библиотека получила все историческое здание Кунсткамеры. Однако, Академия вновь начала хлопотать о строительстве библиотечного здания, которое и было построено спустя два десятилетия.

Фонд Библиотеки в ХIX в.

Общее представление о росте книжных фондов Библиотеки Академии наук в этот период представлено следующими цифрами: в 90-х гг. XVIII в. в Библиотеке было 40 тыс. томов книг и рукописей, в 1836 г. – 90 тысяч, в 1848 г. – 112 753, в 1862 г. – 243 109. Иностранное отделение по размерам книжного фонда занимало главенствующее положение, но уже наметился более быстрый рост фондов Русского отделения.

Как и в XVIII в., Библиотека продолжала получать обязательный экземпляр всех русских изданий. Основными источниками поступления иностранной литературы были: покупка книг за границей, обмен изданий Академии наук на издания заграничных научных учреждений, дары организаций и отдельных иностранных ученых. Если за двадцатилетие (с 1840 г.) книжные фонды Русского отделения выросли в три с лишним раза, то в Иностранное отделение – в полтора раза. В XIX в. увеличилось общее количество поступления литературы в Библиотеку.

В 1862 г. БАН получала издания по книгообмену от 150 западноевропейских крупных научных центров, а к концу XIX в. имела 516 зарубежных партнеров. Большой заслугой руководителей Библиотеки было систематическое пополнение фондов обязательным экземпляром и, несмотря на тесноту помещений, забота о сохранности фонда, своевременный переплет изданий и аккуратная расстановка книг на полках в книгохранилищах.

К концу 80-х гг. XIX в. организуется Славянский отдел, в котором было сосредоточено около 10 тыс. томов; до конца века эта цифра возросла в несколько раз. Собрание славянских книг в Петербургской академической библиотеке считалось богатейшим в мире. Русское рукописное собрание к концу века насчитывает 1 600 рукописей. За 15 лет – с 1885 по 1900 г. – количество ежегодных поступлений литературы утроилось. Видимо, это и позволило ставить вопрос о выделении рукописного фонда в самостоятельное подразделение.

В XIX в. фонд Библиотеки пополнился собранием карт России Географического департамента, изданиями отечественной периодики Министерства народного просвещения, книгами Комитета иностранной цензуры, периодическими изданиями, поступившими в дар от А.А. Половцева, собранием книг и рукописей В.А. Пивоварова, библиотеками Е.Е. Кёллера, Ф.И. Круга, Я.К. Грота, Х.Д. Френа, А.М. Шёгрена, Ф.А. Толстого. Значительными были поступления книг из личных библиотек К.М. Бэра, Я.Д. Захарова, Ф.У.Т. Эпинуса, У. Гарвея, Ф.П. Аделунга, П.Н. Фуса, Я.И. Бередникова, Л.Э. Стефани и др.

Библиотека Академии наук в начале XX в.

Начало ХХ в. ознаменовалось для академической библиотеки увеличением штата до 18 человек, увеличением суммы на приобретение литературы. Большую роль в организации жизни Библиотеки и усилении ее авторитета сыграли ее директора А.А. Шахматов и К.Г. Залеман и ученые-специалисты В.И. Срезневский и Э.А. Вольтера. 

8 января 1901 г. из-за ветхости системы отопления в Библиотеке произошел пожар, во время которого погибло более 1 500 томов ценных изданий. Это событие ускорило решение вопроса о строительстве нового здания для Библиотеки. Была произведена закладка нового корпуса.

В 1910 г. была утверждена правительственная смета на строительство нового здания Библиотеки по проекту архитектора Р.Р. Марфельда. В 1914 г. оно было закончено, но из-за начавшейся Первой мировой войны освоение нового здания было невозможно, так как оно было передано Военному министерству, которое разместило в нем 166-й сводный эвакуационный госпиталь. Переезд Библиотеки из старого здания на Университетской набережной в новое здание на Биржевой линии, дом 1 был осуществлен в 1922–1924 гг. 

Широкая известность Академии наук и ее библиотеки, высокий научный авторитет ее руководства, а также личное знакомство непременного секретаря Академии С.Ф. Ольденбурга с В.И. Лениным, со старшим братом которого, Александром, он учился в одно время в Университете, создали предпосылки для того, чтобы в условиях хаоса и разрухи в Петрограде в годы революции и гражданской войны, Библиотека смогла получить свое здание от военного министерства и стала надежным хранилищем архивов и книжных фондов. 

К 1919 г. в Петрограде было пятнадцать библиотек академических учреждений, примыкавших к Центральной библиотеке, с общим числом книг в 220 тысяч томов; в 1923 г. их количество увеличилось до 25 000. Вместе с Центральной библиотекой (ЦБ) они составляли единый библиотечный фонд Академии наук.

Фонд Библиотеки в начале ХХ в.

К 1917 г. книжный фонд Библиотеки Академии наук превысил 1,5 млн. томов. Особенно быстро увеличивался фонд I (Русского) отделения, пополнявшийся за счет книг обязательного экземпляра. В начале ХХ в. литература поступала в Библиотеку от учреждений, ведавших цензурой. В Библиотеку доставляли свои издания все правительственные учреждения, университеты, другие учебные заведения, научные организации и общества. В эти годы Библиотека усиленно пополнялась литературой, отражавшей социальную и политическую борьбу в стране. Много революционной литературы поступало из-за границы через фирму Фосса, а также от эмигрантов, общественных организаций и частных лиц.

Продолжалось комплектование фонда Славянского отдела Библиотеки. По обязательному экземпляру поступала литература на украинском, белорусском и польском языках. Регулярно проводилась закупка славянской литературы. Важным источником пополнения славянского фонда являлись пожертвования целых библиотек и крупных собраний русскими учеными: И.И. Срезневским, П.А. Сырку, А.Н. Пыпиным, Э.А. Вольтером. В 1917 г. в Славянском отделе насчитывалось около 112 тысяч томов. 

Успешно шло комплектование Рукописного отделения, его фонд увеличился за 17 лет в три раза. Благодаря археографическим экспедициям В.И. Срезневского по Северу России в Рукописное отделение поступило 500 древнерусских рукописей, 205 актов, около 100 старопечатных книг и других предметов русской культуры. В 1914 г. при Рукописном отделении был образован «Архив войны», в котором собирали письма, открытки, карикатуры, лубочные картинки и другие свидетельства, касающиеся Первой мировой войны. 

В начале 1920-х гг. в Библиотеку поступило много частных коллекций и библиотек; собрания рукописей и архивов из ликвидированных властью учреждений, церквей, монастырей, комиссий. В фонд академической библиотеки поступили рукописи А.И. Яцимирского, Ф.А. Витберга, Н.П. Лихачева, Н.Е. Ончукова, Ф.О. Плигина, П.А. Сырку, И.И. Срезневского, Ф.М. Плюшкина, И.Я. Рудченко, В.И. Яковлева, книги и рукописи по сектантству, пожертвованные В.Д. Бонч-Бруевичем; коллекция изданий 1905–1907 гг. С.Н. Тройницкого, пожертвования Э.А. Вольтера, и др. В 1924 г. суммарный книжный фонд БАН составил 3,5 млн. томов.

9 октября 1925 г. в дни празднования 200-летнего юбилея Академии наук состоялось официальное открытие Библиотеки в новом здании на Биржевой линии, д. 1. Площадь нового здания библиотеки была 12,5 тыс. кв. м, общая длина полок около 47 км, что соответствовало длине линии по прямой от Библиотеки до Ладожского озера. С 1925 г. Библиотека стала называться Библиотекой Академии наук СССР (БАН). В этот же период в БАН было выделено четыре самостоятельных отделения – I (Русское), II (Иностранное), III (Славянское), IV (Рукописное), в свою очередь делящиеся на ряд отделов. Позднее были образованы V (Картографическое) отделение и VI отделение (Читальный зал).

Одной из самых трагических страниц в истории Академии наук стало, так называемое «Академическое дело», сфабрикованное органами ОГПУ в конце 1920-х – начале 1930-х гг. В 1929 г. в Академии наук и ее Библиотеке работала Правительственная комиссия по проверке аппарата АН и штатов культурных и научных учреждений. В архиве РАН хранятся именные списки с результатами проверки правительственной комиссии. С 6 октября по 11 ноября 1929 г. к различным мерам и срокам наказания были приговорены сотрудники различных академических учреждений Ленинграда. В Библиотеке Академии наук от работы во главе директором С.Ф. Платоновым были отстранены 36 сотрудников Библиотеки. Для восполнения штата и выполнения первого пятилетнего плана БАН, принятого в 1929 году,  были зачислены 50 новых сотрудников.

Библиотека Академии наук в 1930-е гг.

С 1932 г. в библиотечную сеть Академии наук вошли библиотеки ее периферийных баз и филиалов в Европейской части страны, Сибири и на Дальнем Востоке. В 1934 г. было создано особое отделение библиотеки, названное Московское отделение Библиотеки Академии наук (МОБАН). В 1973 г. на базе МОБАН была создана Библиотека по естественным наукам (БЕН АН СССР), которая получила статус самостоятельной библиотеки АН.

С начала 1930-х гг. Библиотека становится академическим хранилищем рукописной и старопечатной книги. Библиотеке была передана Лаборатория реставрации и консервации документов на правах самостоятельного библиотечного подразделения.

В 1936 г. реорганизованная структура БАН включала:

Восемь подразделений, образованных по производственному признаку:

  • Отдел комплектования;
  • Отдел систематизации и информации;
  • Отдел обработки;
  • Отдел хранения;
  • Отдел обслуживания;
  • Научно-библиографический отдел;
  • Отделение специальных библиотек.
  • Московское отделение БАН (МОБАН) – созданное на базе 11 научных библиотек, переведенных вместе с Президиумом АН СССР из Ленинграда в Москву в 1934 г.
  • Три подразделения образованных по признаку обрабатываемых и хранимых документов:
    • Рукописное отделение;
    • Отдел особых фондов [издания 18 века];
    • Картографическое отделение.
    Библиотека Академии наук в годы войны и Ленинградской блокады

    В годы Великой Отечественной войны (1941–1945) Библиотека Академии наук была переведена на военное положение. Уже в июле 1941 г. были подготовлены к эвакуации в тыл страны ценнейшие материалы семимиллионного фонда. Быстрое приближение фронта к Ленинграду не позволило осуществить их отправку в тыл: 8 сентября 1941 г. блокадное кольцо замкнулось. Все подготовленные к отправке книги и материалы остались в Библиотеке. Их перенесли в цокольный этаж здания, окна заложили песком, щитами и засыпали землей.

    Особенно трудной для Библиотеки, как и для всего Ленинграда, была зима 1941/1942 г. В городе не работал коммунальный транспорт. Архивные документы военной поры. В Библиотеке было отключено электроосвещение, не работал водопровод и центральное отопление. Усилились бомбежки и обстрелы. Зданию БАН был причинен большой ущерб. В книгохранилища попадал снег, температура в здании опустилась до 25 градусов. Люди были изнурены и обессилены голодом. Из 150 человек, оставленных в БАН по штатному расписанию на начало войны, погибло около 80% сотрудников.  Весь период войны и Ленинградской блокады в Библиотеке работали абонемент и читальный зал, создавались передвижные библиотеки для ленинградских дивизий народного ополчения, для воинских частей и госпиталей. Библиотека обслуживала не только ученых Академии, остававшихся в блокадном городе, но и работников оборонных предприятий, военнослужащих, врачей. Сотрудники Библиотеки продолжали устраивать выставки литературы, лекции, вели справочно-библиографическую работу. Библиотекари продолжали работу по обеспечению сохранности своих ценных книжных собраний, а также проводили в блокадном городе разыскание и спасение, оставшихся без присмотра, частных коллекций и библиотек.

    В военную пору в фонды Библиотеки поступили книжные собрания, уехавших или умерших ученых: академика С.А. Жебелёва по истории античного мира, академиков П.К. Коковцева и Ф.И. Щербатского по востоковедению. Некоторые коллекции были переданы в научные библиотеки академических институтов. В 1943–1944 гг. в БАН возвратились эвакуированные сотрудники и постоянные читатели – научные работники учреждений Академии наук, профессорско-преподавательский состав высших учебных заведений. Возобновили свою работу библиотеки ленинградских учреждений Академии наук. С 1944 г. Библиотека Академии наук становится хранительницей Бронированного фонда Президиума Академии наук СССР. Этот фонд представляет собой собрание изданий Академии с момента ее основания.

    Библиотека Академии Наук во второй половине XX в.

    В 1940–50-х гг. в Библиотеку поступил ряд ценных коллекций и частных собраний. В магазинах старой книги и у частных лиц приобретались рукописи и редкие издания. Среди интересных и ценных: обширная коллекция русских экслибрисов, собранная Е.А. Розенблатом, коллекция книг, принадлежавшая одному из видных деятелей петровской эпохи Феофилакту Лопатинскому; книги, изданные Иваном Федоровым, Петром Мстиславцем и др., рукописные и старопечатные книги. Сотрудники Библиотеки проводили археографические экспедиции в Карелию, на Беломорское побережье и привозили рукописные и старопечатные книги. В 50–70-е гг. XX в. Библиотека развивалась как центральная библиотека библиотечной сети Академии наук СССР. Библиотека расширила книгообмен с социалистическими странами.

    Менялась структура БАН. Были организованы новые отделы: зарубежного Востока (1953), отдел гигиены книги (1953). Позже в самостоятельные структурные подразделения были выделены следующие подразделения: Отдел иностранного комплектования, Отдел комплектования отечественной литературой, Отдел картографии, Справочно-библиографический отдел и др.

    В 1956 г. в Новосибирске на базе библиотеки Западно-Сибирского филиала организовано Восточное отделение Библиотеки Академии наук (ВОБАН), входившее в структуру БАН до 1. января 1961 г.

    Расширились международные связи Библиотеки. К 1963. г. БАН обменивалась изданиями с 2. 433 учреждениями 91. страной мира; поддерживала связи с 69. академиями наук, 100. библиотеками, почти 500. университетами и колледжами, 82. правительственными учреждениями, 123. музеями, научными учреждениями и т. д. К началу 1964. г. в системе БАН функционировало 38. читальных залов. Существенно пополнились фонды БАН, причем более 42% поступлений составили зарубежные издания.

    В 1964. г. Библиотека отметила 250-летний юбилей. Централизованная система БАН, в штате числилось 660. сотрудников и обслуживала уже около 30 тысяч читателей. Общее количество посещений ежегодно составляло более 700 тысяч, книговыдача – более 5 млн. экз. Библиотеками ЦС БАН пользовались известные ученые: академики В.М. Алексеев, А.Ф. Иоффе, И.Ю. Крачковский, В.П. Линник, Д.В. Наливкин, И.А. Орбели, Л.А. Орбели, А.А. Полканов, В.И. Смирнов, Д.С. Лихачев, С.В. Обручев и многие другие.

    Библиотека вела серьезную научную деятельность в области библиографии, научного описания документов и публикации рукописных материалов, обобщения опыта библиотечной работы и истории БАН. В БАН были организованы Издательский отдел и реставрационно-полиграфические мастерские. В 1974 г. был создан Отдел механизации и автоматизации библиотечных процессов.

    Пожар в Библиотеке Российской Академии наук 1988 г. и помощь российской и мировой общественности

    Третий пожар случился в ночь с 14/15 февраля 1988 г. и оказался самым разрушительным в истории Библиотеки. В 20. ч. 13. мин. было зафиксировано возгорание на третьем этаже в газетном фонде Библиотеки. Вызванные пожарные части справились с огнем к двум часам ночи. Однако, в половине пятого утра пожар возобновился на высоте четвертого и пятого этажей. В итоге огонь уничтожил часть книг и многие подверглись повреждению. Огнем было уничтожено около нескольких сот тысяч книг и периодических изданий, 1/3. газетного фонда, от воды и влаги пострадало 3,5. млн. единиц хранения.

    15 февраля 1988. г. был создан штаб по ликвидации последствий пожара, составлен план работ, который корректировался по мере изменения обстановки. На борьбу с бедствием и ликвидацию последствий был мобилизован творческий потенциал города, объединивший выдающихся ученых. Для просушки пострадавших изданий применялись разные методы и способы: книги сушили теплым воздухом, токами высокой частоты, в вакуумных камерах, методом стабилизации холодом в морозильных камерах и затем в специальных камерах для сушки вымораживанием.

    18 февраля 1988 г. была создана специальная комиссия президиума Ленинградского Научного центра под председательством д.т.н. В.М. Пономарева. Академия наук поддержала Библиотеку штатами, финансами, материалами, оборудованием; был проведен ремонт пострадавшего книгохранилища. В апреле 1988 г. в Библиотеке был создан комплексный план ликвидации последствий пожара.

    С 29 по 1 апреля 1988 г. со спасательными работами ознакомилась группа консультантов Международного фонда за выживание и развитие человечеств: П. Уотерс, заведующий отделом консервации документов Библиотеки Конгресса и Д. Этерингтон, участвовавшие в спасении книг во Флоренции (1968), С. Бьюханен, принимавшая участие в ликвидации последствий пожара в Публичной библиотеке Лос-Анжелеса (1986). В заключительном отчете правлению фонда они одобрили направление, ход, методы и способы спасательных работ БАН, дали полезные рекомендации.

    10-12 мая 1988 г. Библиотеку посетила миссия ЮНЕСКО в составе: руководитель ЮНЕСКО по информационным программа и обслуживанию Ж. Токатлян, президент Международной федерации библиотечных ассоциаций и институтов (ИФЛА) Х.П. Ге, исполнительный директор Международного союза архивов К. Кетчкемети и сотрудник отдела Юнеско по общей информационной программе В. Монтвилофф. По результатам посещения заместитель генерального директора Т. Келер в письме академику И.А. Глебова высоко оценил солидарность и решимость сотрудников библиотеки, читателей, а также власти в деле решения проблем, связанных с восстановлением пострадавшие от пожара библиотеки.

    Вследствие тушения пожара, в книгохранилища поступило огромное количество воды, достигающее сотен тонн. Шесть ярусов книгохранилищ общим объемом 24 000 куб. м. оказались под воздействием воды и пара. В них было сосредоточено более 6,8 млн. экз. изданий. Все это несметное количество книг после тушения пожара могло погибнуть уже не от огня, а от воды и плесени. 

    Для консультаций и непосредственного участия в спасательных работах активно привлекались специалисты по реставрации и консервации документов ЛКРД, ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (ныне РНБ), Научной библиотеки им. А.М. Горького ЛГУ, Института холодильной промышленности, ЦГИА, Русского музея, Эрмитажа и др. Группа консультантов (Д.П. Эрастов, Ю.П. Нюкша, Е.В. Старкова) разрабатывали основные направления программы реставрации библиотечных фондов, пострадавших во время пожара.

    За время спасательных работ в Библиотеке трудились более 12 тыс. добровольцев в ом числе из НИУ Научного центра, моряки-подводники, сотрудники ФТИ им. А.Ф. Иоффе, МЖК городского и Невского районов и др. 17 тыс. книг были выданы на просушку (по специально разработанной инструкции) читателям Библиотеки и в семьи сотрудников БАН. 

    Следующей первоочередной задачей стала дезинфекция хранилищ вместе с находящимися в них книгами. Комиссия экспертов единодушно одобрила пароформалиновый способ, сообразуясь с условиями проведения процесса обработки. Обеззараживание герметизированных хранилищ выполнялось аэрозольной фумигацией. За полтора месяца в 22 книгохранилищах Библиотеки было обработано 8,1 млн. экз. книг.

    Полная стабилизация и реставрация изданий растянулась бы на долгие десятилетия. Наиболее подходящей в такой ситуации оказалась «концепция фазовой консервации». Программа временной поэтапной ступенчатой обработки, достаточно быстрой, технически хорошо обеспеченной, предложенная специалистами Библиотеки конгресса во главе с П. Уотерсом, была принята за основу спасения фонда Бэра.

    В числе заключительных мероприятий по комплексному плану ликвидации последствий пожара, составленному в апреле 1988 г., было создано шесть рабочих групп, в задачу которых входила атрибуция пострадавших изданий и передача сведений о них в Генеральный каталог, документальная проверка книжных фондов и мероприятия по восполнению книжных утрат. По спискам, составленным рабочей группой крупные партии книг и отдельные редкие издания поступили почти из 500 отечественных библиотек для восполнения утраченных фондов.

    В 1994 г. Библиотека завершила документальную проверку фондов, составила списки утрат, списки книг, подлежащих списанию, списки на восполнение фондов и продолжила обслуживание читателей в прежнем режиме.

    В XX – нач. XXI в. руководство Библиотекой осуществляли:

    c 1920 по 1924 г. – академик Н.К. Никольский;
    с 1925 по 1928 г. – академик С.Ф. Платонов;
    с 1928, окт. по 1929, весна – академик С.А. Жебелёв;
    c 1929, весна-октябрь – академик С.В. Рождественский;
    с 1929, ноябрь – 1949 г. – доктор исторических наук И.И. Яковкин;
    с 1949, май – ноябрь – Д.В. Лебедев (и.о. директора БАН);
    с 1949, июнь – 1952 г. – академик Д.В. Наливкин;>
    с 1952 по 1960 г. – доктор физико-математических наук Г.А. Чеботарев;
    с 1960 по 1967 г. – кандидат геолого-минералогических наук. М.С.Филиппов;
    с 1968 по 1970 г. – библиотековед А.А. Моисеева;
    с 1970 по 1979 г. – доктор биологических наук Д.В. Тер-Аванесян;
    c 1980 по 1988 г. – доктор биологических наук В.А. Филов;
    c 1989 по 2016 г. – доктор педагогических наук В.П. Леонов;
    с 25.02.2016 г.   – кандидат педагогических наук И.М. Беляева.



    © Федеральное государственное бюджетное учреждение науки.
    Библиотека Российской академии наук. БАН. Санкт-Петербург. Все права защищены. 2006-2019.